Поколение с моторчиком. Как лечить гиперактивных детей

За год украинских детей с диагнозом «гиперактивность» стало на четверть больше. Врачи с готовностью назначают им психотропные препараты

Белокурая девочка лет десяти вбегает в комнату, хватает со стола мой блокнот и немедленно подбрасывает до потолка. Через полсекунды туда же отправляются две шариковые ручки. Прежде чем начать собирать страницы разлетевшегося блокнота, едва успеваю перехватить диктофон и телефон.

«Маша, пожалуйста, не делай так», –  ласково просит девочку подбежавшая мама. Дело происходит в киевском центре «Школа життя» для детей с особенностями в развитии.

Мысль о невоспитанных детях возникла бы у 95% украинцев, ставших свидетелями такой сцены, происходящей где-то на улице. Остальные, возможно, знают, что гиперактивность – это диагноз. Между тем до 2008 г. о синдроме дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) у детей и подростков в стране знали понаслышке даже многие детские врачи. В феврале этого года в Минздраве, наконец, утвердили протокол, где описано, когда и какую терапию следует назначать детям с подобными симптомами.

По данным Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии и наркологии, СДВГ наблюдается у 12,2% школьников (среднеевропейский показатель – не более 5%). Официальная статистика более радужная. Скажем, в 2009 г. детей с гиперкинетическими расстройствами насчитали всего 7860. При этом в Ассоциации психиатров Украины Фокус уверяли, что эта цифра абсолютно не отражает реальной картины. Из-за состояния детской психиатрии в Украине диагностировать расстройство многие врачи пока не в состоянии.

Доверяй, но проверяй

Одна из главных проблем лечения – то, с какой лёгкостью врачи назначают нейролептики или другие психотропные препараты, и то, как безропотно многие родители с этим соглашаются.

– Медикаментозное лечение – крайняя мера. Если родители не хотят, чтобы их дети стали подопытными кроликами, пускай узнают, чем лечат это расстройство, прочитав на сайте Минздрава клинический протокол. И если вашему ребёнку выписывают препарат, которого нет в этом документе, не поленитесь хотя бы забить в интернет-поисковик его название, – призывает родителей главный детский психиатр Минздрава Украины Игорь Марценковский.

Другая проблема – дорогие лекарства. В Украине курс лечения метилфенидатом – препаратом первой линии для медикаментозного лечения СДВГ – стоит около 1500–2000 грн.

– В Европе доступны более дешёвые препараты, месячный курс лечения которыми стоит менее 50 евро, – констатирует Игорь Марценковский.

Государству решить эту проблему не под силу, поэтому, как обычно, вся надежда на энтузиастов. Школу – детский сад «Дитина з майбутнім» для детей с особенностями в развитии Инна Сергиенко открыла несколько недель назад. Пока здесь всего четверо детей, но уже очередь желающих.

7-летний Женя с синдромом гиперактивности – один из первых учеников школы-сада. Только что пришёл с прогулки, где долго прыгал со скакалкой, но с удовольствием качается на большом мяче, затем плюхается в бассейн, наполненный цветными шариками из мягкого пластика. После этого начинаются занятия: чтение, математика, уроки творчества. На каждого ребёнка в школе приходится как минимум по одному преподавателю – логопед, психолог, дефектолог, арт-терапевт, игротерапевт, логоритмист.

Психолог Татьяна Груша, руководитель Центра практической психологии Pyrus, работает с детьми, в том числе и с гиперактивными, более 15 лет.

– Такие дети не могут долго удерживать внимание на чём-то одном, поэтому в начале терапии занятия проводим индивидуально. Рисуем, лепим из пластилина. Постепенно такие ребята становятся усидчивее, привыкают к распорядку дня и правилам поведения. Но без родительской поддержки тут не обойтись.

В Киеве часовой сеанс терапии у психологов в среднем стоит 200–450 грн…

Фокус №50 от 10 декабря 2010 г